КАМЕРТОН

Нет, это просто невероятно, сколько нужно сил
для сопротивления быту, берущему тебя, — в «кольцо».
(Попробуй, не быть — экономным, когда ты подсчитываешь
последние копейки).
Как часто, мы смеёмся над человеком,
пытающимся изменить, перебороть, хотя бы, одну свою
привычку…

ХРУСТАЛЬНЫЕ ПУАНТЫ

Я тычу пальцем в небо и упираюсь в небеса, с громом и
молнией.

Газообразные скопища ползут по бескрайним просторам,
и разряды молний простреливают чёрные пустоты
безызвестного неба, подпитывая их светом.

ЗАМЫКАНИЕ

Вот так — это случается.

Замыкают провода сердечного клапана. Провал во
времени. А затем опять — начинаются поиски того, —
нежного, знойного, обжигающего, заполняющего вакуум

ХВОСТ ГИПОТЕЗЫ

Но что это? Почему во мне опять, как мыльный пузырь,
растёт неизведанное однажды ощущение.
Которое я бы назвала, — сожалением по чувству.

Ведь любому совершенству, обязательно нужно преодолеть земное притяжение, тяготение к ней….
Нужно вырваться за пределы недосягаемой высоты.

НАПАДЕНИЕ

Я опять о предчувствии. Что же это, за таинство?

Кажется, вот же она, — разгадка. Этого, чего-то — тянущегося,
растущего, грозящего оборваться. Словно ниточки,
вырастающие в клубок событий, которые проявляются —
потом, наяву. А ты то — знаешь, или знал, что это — должно

ДОРОГА

Когда человек куда-нибудь уезжает,

то у него (если это не часто,) сердце выпрыгивает из плоти,
взлетает.

Он увидит в дороге (которая может остановиться,)

всё то, что можно увидеть по телевизору (если смотреть его,
не будет лениться)…

МЕЖДУ НЕБОМ И ЗЕМЛЁЙ

На серебряном покрывале вечности—
Волны, как тысячи белых клавиш
Под пальцами ветра-виртуоза—
Отсвечивают…

Час предвечерней увертюры приближается,